сегодня в 20:15
1000 <
0

Юлия Харламова бежала из разрушенного Мариуполя, потеряв любимого мужа, работу и землю под ногами. Она нашла пристанище в подмосковном Видном и все, что ей помогает не сломаться после личной трагедии – это ребенок под сердцем и надежда вернуться на родину в восстановленный Россией город. РИАМО рассказывает ее историю.

Короткое счастье

Фото из архива Юлии Харламовой Юлия родилась и выросла в Мариуполе. Здесь она получила образование, нашла отличную работу, начала строить карьеру. Здесь же встретила будущего мужа. Александр со звучной фамилией Пышный покорил сердце девушки с первого взгляда. Умный, сильный, заботливый, настоящий романтик, он предугадывал ее желания и подтверждал свои чувства поступками. В декабре прошлого года, когда Юлия узнала, что у них будет ребенок, солнечное, невесомое счастье окутало ее от самой макушки до пяток.

«Я поняла, что нахожусь в точке исполнения мечты. У меня есть мужчина, с которым хочу состариться, а скоро будет от него и ребенок», – вспоминает Юлия.

В конце февраля, когда началась специальная военная операция по освобождению Донбасса, супруги жили в Приморском – одном из самых зеленых районов Мариуполя. С четвертого этажа открывался вид на стальное, еще зимнее море.

«Когда мы поняли, что события принимают крутой оборот, перебрались из многоэтажки в частный дом матери Александра в том же районе. В поселке Моряков было относительно тихо: бои шли на левом берегу. К нам присоединились двое братьев с женой и детьми – всего восемь человек», – добавляет она.

Беженцы из Донбасса: «В Королеве мой ребенок впервые увидел мирную жизнь»>>

Жизнь на передовой

Фото из архива Юлии Харламовой В марте из поселка ушла цивилизация: отключили свет и коммуникации. Было еще очень холодно, и людям пришлось выживать. Каждый вносил свою лепту в обустройство быта в новых условиях: женщины готовили на огне, мужчины старались утеплить дом. Александр, обладатель золотых рук, смастерил буржуйку. Теперь в доме можно было спать без риска замерзнуть насмерть.

«Благодаря супругу ни в еде, ни в питье я не нуждалась. В принципе, так можно было бы еще жить достаточно долго, но в середине марта в поселок зашла украинская армия. Военные ходили через дворы, занимали дома и выгоняли жильцов. А затем начали бить по позициям ДНР, прикрываясь мирными людьми», – рассказывает Юлия.

Больше двух недель поселок сотрясался от гула канонады. Большая семья переместилась в подвал. Все это время Александр трогательно заботился о семье. Грел на уличном костре воду для женщин и детей. Чтобы не портились продукты, смастерил холодильник из железной бочки: укладывал в нее еду с прослойками из остатков снега.

Юлия наблюдала, как спокойно и мастеровито любимый решает одну за другой такие дикие для мирной жизни проблемы и понимала, что сделала лучший на свете выбор.

Как и чем можно помочь беженцам из ДНР и ЛНР>>

Последний поцелуй

Фото из архива Юлии Харламовой Первыми бежать решили один из братьев с женой и детьми. Воспользовавшись временным затишьем, семья пешком отправилась в соседний проселок, уже находившийся под контролем Донецкой народной республики. Им повезло добраться туда невредимыми.

«В ночь на 2 апреля шли сильные бои. Около шести утра муж проснулся первым и отправился на улицу – разжигать огонь, греть воду. Мы со свекровью еще дремали, как вдруг забегает Александр и говорит нам немедленно вставать и в чем есть уезжать: появилась машина», – поясняет она.

Соседка с ребенком решила немедленно уезжать в ДНР. В ее машине было два свободных места, и Александр упросил взять с дорогу беременную жену и маму. Она нервничала и не могла ждать ни минуты. Поэтому Александр впихнул в автомобиль своих сонных, дорогих женщин, захвативших лишь документы, и захлопнул дверцу.

«Я не хотела уезжать. Плакала. Как чувствовала, что вижу любимого в последний раз. А он поцеловал меня на прощанье, сунул баклажку питьевой воды и твердо сказал: «Так надо», – признается Юлия.

«Мама, я боюсь этого грома»: семья беженцев из Донецка — о новой жизни в Подольске>>

Страшная весть

Фото из архива Юлии Харламовой По улице ехали зигзагами, вспоминает девушка. Вся дорога была в воронках.

«В более глубоких ямах сидели украинские военные с автоматами. Соседка кричала им не стрелять – в машине беременная и ребенок», – говорит Юлия.

Несмотря на страшный риск, им удалось добраться до Мангуша в ДНР. Беженцев определили в детский сад, обеспечили трехразовым питанием. Затем за Юлией со свекровью приехали родственники из Харцызска и забрали к себе. Родные приняли их радушно, грели объятиями и теплыми словами, но на душе у Юлии было не спокойно.

Почему на грудь давит невидимый камень, она узнала через два дня от соседей. Ее муж погиб всего несколько часов спустя после отъезда из поселка. Его похоронили во дворе дома, за калиткой…

«Восемь лет в постоянном напряжении»: беженка – о жизни в ДНР>>

Не слышать звуков войны

Пробыв неделю в Харцызске, Юлия уехала в Видное – здесь последние пять лет живет ее сестра. Девушка уже подала запрос на временное убежище и, как только получит документы, сможет встать на медицинский учет.

«Первое, что сделала по приезду – сходила на УЗИ. К счастью, с ребенком все благополучно», – говорит она, отмечая, что подмосковные волонтеры помогают ей подобрать вещи для малыша.

Сейчас Юлия живет лишь мыслями о будущем ребенка. Когда она закрывает глаза, то пытается представить, какие черты достанутся ему от отца. Будет ли он таким же хозяйственным, сможет ли так же виртуозно готовить мясо и печь пироги, возьмет ли от папы очаровательную улыбку? Но в одном она абсолютно уверена: ее малыш никогда не должен услышать звуков войны.

Комментариев ещё нетнаписать
А вы что думаете?
Ваша оценка

Похожие новости